99 процентов. Журнал "Современная Архитектура 6" (март 2014)  
Андрей Буслаев
Не первое десятилетие идут разговоры за здравие политики архитектурных конкурсов. При этом первый серьезный открытый конкурс случился в России только в 2002 году (на концепцию комплекса зданий Мэрии Москвы и Мосгордумы), после чего последовало десятилетие без особенных успехов в конкурсной практике. Десятилетие, знаменитое, в основном, шумно освещавшимися провалами победителей и без того немногих конкурсов, типа Доминика Перро в Петербурге или лорда Фостера в Москве, а также нарастающим (и не особо скрытым) разгулом коррупции и цензурной практики. Много ворчаний (пришедших на смену начальным восторгам) по поводу того, что вот, дескать, эти ваши хваленые «зве-оооозды», «летающий цирк» вообще, вот и не могут ничего в нашей суровой и самобытной действительности. При этом ворчания сопровождаются тревожными сумеречными состояниями души и стенаниями, что «российские архитекторы могут быть вытеснены с российского рынка своими зарубежными коллегами».
Сдвиг случился , как обычно это происходит, в Москве, в последние годы, со сменой главного архитектора мегаполиса. Теперь в отдельно взятом мегаполисе , наряду с активно практикуемой и легализованной государственной цензурой (разные экспертные и градостроительные советы) есть и какая-никакая конкурсная деятельность. Вне столицы мы видим очаговую активность благодаря общественным фондам и отдельным идеалистам - активистам. Что, с одной стороны, не может не радовать, а с другой стороны - пока конкурсная практика представляет собой зачастую набор имитационных процедур в сочетании с "возней бульдогов под ковром". Помимо непростого бюрократического наследства существует проблема несовершенства законодательной базы, находящейся в последние годы перманентно в переходном периоде (по причине лености мозга и косности бюрократического аппарата прежде всего), о чем не писал только ленивый. В итоге это вылилось в ряд важных профессиональных событий.
1
23
КОНТАКТ